© 2017 Городничий Максим

Ночевка на Венце. Часть вторая.

22.06.2017

 
Стемнело. Сразу поднимается ветер. Становится необычайно тихо. Больше не слышен писк полёвок в камнях, щебет птиц. Постепенно смолкает гул города. Как уже упоминалось, я решил не брать с собой палатку и спальник, ведь в этот короткий промежуток темноты (белые ночи в самом разгаре!) фотографу есть чем заняться. Вечерние сумерки плавно сменяются утренними, а на горизонте в северном направлении  (да, именно в северном) постоянное зарево. Тратить эти часы превосходного режимного времени на сон не простительно!

 

С этого ракурса воды бухты, зажатые высокими берегами, напоминают озеро. По его матовой поверхность поддернута беспокойной рябью волн. А вот с соседней бухты Гертнера и водохранилища уже наползает на спящий город туман.

 

Конечно, во время белых ночей достаточно светло, хотя и не получится, как у Пушкина, читать без лампады. Но вот на камнях ногу уже не подвернёшь, а этого на природе вполне достаточно. Но темный лес, подступающий к Каменному Венцу с юга, внушает некие опасения. Совсем некстати вспоминаются слова рыбаков о медвежьем реве прошлой ночью. Я решаю перенести свой скромный "лагерь" на один из утесов, образованный крупным валуном, коих здесь в достатке. С одной стороны его окружает громада каменного останца, с другой - отвесный обрыв, таким образом тем самым утес. На маленьком пяточке даже удается развести огонь. Теперь чувствую себя в относительной безопасности. Воистину, темнота рождает страхи!

 

Ветер налетает на костер, швыряет снопы искр, подхватывает их и кружит замысловатыми спиралями. Огонь злобны ревёт в ответ, не собираясь затухать. Помучившись, я все-таки ставлю штатив на камнях, чтобы заснять их противостояние. Интересно, виден ли сейчас из города этот колдовской огонь?

Близится утреннее пробуждение. Краски на небе становятся светлее и нежнее. Ещё пару часов назад снимал закат, а вот уже и солнце собирается выглядывает с другой стороны той же сопки. Не успеваю даже толком поснимать на длинной выдержке ночные композиции. Такие вот белые ночи - приходится часто менять настройки режима камеры.

В преддверии восходящего солнца просыпаются июньские цветы. Вечером я даже и не видел их, а теперь, как оказалось, весь каменистый склон усеян разноцветными пятнами. Розовые лепестки резко контрастируют с суровыми каменными глыбами позади.

 

Готовится к пробуждению и город. Отсюда он кажется живым существом со своим голосом. Сейчас он мирно дремлет, укутанный туманом, кажется тихим и безобидным, но вскоре по венам дорого побежит автомобильный поток, зажгутся глазницы коробок домов, в воздухе повиснет беспрерывный гул двигателей.

 

Но не буду излишне драматизировать, ОН умеет быть красивым. Солнце "поджигает" туман, разливающийся по складкам сопок и долин. В контровом свете сквозь телеобъектив удается отснять силуэты просыпающегося города.

 

 Пробуждается и природа.

 

 

Медовый рассвет красивым оттенком растекается по окрестностям.

 

 

 Теперь свет падает на останцы с другой стороны.

 

С рассветом приходят силы, пропадает сонливость. В такое яркое и солнечное утро мне самому кажутся смешными вечерние страхи насчет медведей в темноте. Я делаю последние кадры и спешно собираюсь возвращаться, чтобы успеть проскочить в наметившееся окно отлива (спойлер: не успею). Но перед этим я лишний раз проверяю, чтобы на месте ночевки не осталось никакого мусора. Призываю и других туристов следовать этому правилу и голосу разума. Если мы принесли полную бутылку, банку консервов и т.д., то нам по силам будет отнести обратно и пустую. С каждым годом туристический поток к Каменному Венцу увеличивается, и это прежде всего важно для нас самих. Ну а фотографам это поможет сохранить лишние часы жизни, проведенные за ретушированием мусора.

 

P.S. На пирсе на меня удивленно смотрят рыбаки. Спрашивают, не я ли тот чудак, что всю ночь подавал знаки огнем. Говорят, что в темноте было хорошо заметно пламя и его отблески на скалах. Я смеюсь, радуясь своему маяку.
 

P.P.S. И напоследок ещё один сюрприз. В камнях кроме привычных мышей-полёвок то и дело мелькает горностай. Меня он совершенно не боится, появляется у самых ног. Он высовывается из камней на доли секунд, после чего исчезает раньше, чем я успеваю навести объектив и сфокусироваться. Мою попытку прикормить он игнорирует. Вдруг я замечаю, как он ловко хватает крупную полёвку и победно тащит её в зубах. Настоящий хищник! Даже становится стыдно, что я пытался прикормить своей едой этого вполне самодостаточного охотника.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload